rusnazi8814 (rusnazi8814) wrote,
rusnazi8814
rusnazi8814

Category:

Альфред Розенберг об этрусках


Этруски - это, без  сомнения, один  из  тех  народов  мира, о  которых  заинтересованные  люди  могут  придумать (и  придумывают) самые  невероятные  мифы. Существует  довольно  распространённый  и  сомнительный  миф  об  этрусках  как  об  "арийцах"  или  "славянах". Естественно, что  подобное  утверждение  не  имеет  под  собой  никаких  реальных  доказательств, а  является  следствием  желания  творцов  данного  идеологического  псевдонаучного  мифа  уверить  себя  и  окружающих  в  том, что  "мы, славяне, во  где  были  в  древности". Пока  не  пришли  "проклятые  тевтоны"  и  "не  порушили  всё".

Однако  данный  миф  был  давным-давно  развенчан  знающими  тему  людьми. Одним  из  этих  людей  был  Альфред  Розенберг, который  в  представлениях  не  нуждается.

Вот  что  он  писал  об  этих  так  называемых  "славянах-этрусках"  в  книге  "Миф  XX  века":

…"Римский культурный круг", "новое развитие" возникает не из творений коренной этруско-финикийской крови, а в борьбе про­тив этой крови и ее ценностей. Носителями являются нордические пе­реселенцы и нордическая военная аристократия, которые на итальян­ской земле начинают вытеснять лигуров (древнюю негроидную расу, родом из Африки) и малоазиатских этрусков, вынуждены платить, ве­роятно, некоторую дань этому окружению, но в ожесточенной борьбе бесцеремонно выдвигают и пробивают свое собственное духовное на­следие, как народ эллинов, обладающих более художественной форма­цией (изгнание последнего этрусского царя Тарквиния Супербуса (Tarquinium Superbus); многие из этих достижений остались европейским общественным достоянием, но многое прогнившее и чуждое в Европу занесли позднее вновь сильно вспенившиеся волны народного хаоса.

      Этруски, лигуры, сикулы (Sikuler), финикийцы (пуны) не были та­ким образом "более ранней ступенью развития", не были "племенами римского народа", которые внесли свое в "общее образование", а осно­ватели Римского государства по расе и народности враждебно им проти­востояли, покоряли их себе, частично истребляли, и только дух, воля, ценности, которые выявлялись в этой борьбе, заслуживают чести назы­ваться римскими. Этруски представляют собой типичный пример народа, который не внес прогресса в греческую форму веры и жизни, не смог ее облагородить. Так же, как и другие малоазиаты они когда-то распе­вали атлантико-нордические мифы, они были тогда охвачены греческой культурой, они переняли, как могли греческую пластику и рисунок, они присвоили себе также эллинский Олимп и, тем не менее, все это выро­дилось, превратилось в свою противоположность. Достаточно оснований для того, чтобы некие "исследователи" и сегодня несли чепуху о чрезвы­чайном "духовном наследии", о "почве для развития", об "историческом посвящении"*, очевидно, из той внутренней симпатии, которая сегодня связывает поднимающееся асфальтовое человечество городов мира со всеми отбросами азиатчины весьма примечательным образом.

      …При этом сказания и надгробные памятники этрусков дают до­статочно точек соприкосновения для того, чтобы сделать понятным, по­чему здоровый и сильный крестьянский народ Рима отчаянно боролся против этрусков. Существует два типа, характеризующие тускийскую (tuskisches) сущность: божественная гетера и обладающий колдовской силой жрец, умеющий при помощи ужасных ритуалов устранить ужасы преисподней. "Великая Вавилонская блудница", о которой говорит Апо­калипсис, не сказка, не абстракция, а стократно подтвержденный исто­рический факт – факт хозяйничанья гетер над народами Малой и Сред­ней Азии. Во всех центрах этих расовых групп на самых больших празднествах на троне восседала городская гетера, как воплощение уравнивающей всех чувственности и правящего миром наслаждения, в Финикии на службе у Кибелы и Астарты, в Египте в честь великой сво­дни Исиды, во Фригии в качестве жрицы абсолютно безудержного кол­лективного секса. К господствующей жрице любви присоединялся обла­ченный в прозрачное ливийское одеяние ее любовник. Они оба умащи­вают себя дорогими мазями, украшают драгоценными пряжками, чтобы затем спариться перед всем народом, как и Абессолом (Absolom) с на­ложницами Давида. Примеру последовал народ Вавилона, Ассирии, Ли­вии, этрусского Рима, где богиня-жрица Танаквил (Tanaquil) ставила на первое место развитие гетерства в прекрасном взаимодействии со "жре­цами" этрусков. Тускийские (Tuskische) надписи на гробницах, на обертках мумий, на свитках, возможно, ранее "толковали", но только Альберту Грюнведелю удалось действительно и результативно расшиф­ровать эти письмена, которые показывают этрусков в ужасающем све­те.

      …Смысл всех постоянно повторяющих­ся обычаев "религиозного" этрусского народа заключается в том, что мальчика-любовника после постыдного изнасилования разрезают, что должно символизировать рождение нового солнечного дня из яйца, ко­торое его призрак получает через сперму (собранную в чашки); так возникает призрачный бык, горячий как солнце, возбужденный и каж­дый раз совершающий демоническое самооплодотворение. При испол­нении этого ритуала сила замученного якобы переходит к жрецу, представителю "избранных" (Расна, Расена, как любили называть себя подобно евреям этруски), которая затем дымом от внутренностей ухо­дит к небу. Сюда же относится "магическое" использование фекалиев, снова в насмешку греческому гимну солнца: волшебный херувим ста­новится высшей силой, выдав шесть валиков золота (испражнений) для создания небесного зарева.

      Избранным можно стать путем отдачи своей внутренней пирами­ды, о чем достаточно информируют этрусские зеркала, в которых ведьмы хотят склонить к этому юношей за деньги, чтобы затем в пла­мени подняться к небу, – новое доказательство прародины сущностей ведьм и сатанизма на европейской земле.

      …Необходимо разобраться в этой сущности этрусков с тем, чтобы, наконец, можно было внимательно взглянуть на факт, который от­крылся нордическим латинянам, подлинным римлянам, и еще раньше нордическим эллинам. Как численно малый народ они вели отчаянную борьбу против гетерства при помощи сильнейшего акцента на патри­архат, семью; они облагородили великую проститутку Танаквил до вер­ной и заботливой матери и изобразили ее как хранительницу семьи с прялкой и веретеном. Магическому колдовству творящего насилия жре­чества они противопоставили жесткое римское право, свой великолеп­ный римский сенат. Мечом они очистили Италию от этрусков (причем особенно выдвинулся Сулла) и от постоянно призываемых ими пунов (Puniern). И все-таки численное превосходство традиции и обычная ме­ждународная замкнутость мошенничества и шарлатанства тем больше проникает в частную жизнь древнего Рима, чем больше он в защиту своих ценностей был вынужден вмешиваться в народное болото Среди­земного моря. Особенно Рим не мог преодолеть гаруспика и авгуров.

      …Гаруспик победил, римский папа показал себя его непосредственным последователем, тогда как хозяева храмов, кол­легия кардиналов представляют собой смесь жречества азиатов из Этрурии, Сирии, Малой Азии и евреев с нордическим сенатом Рима. К этому этрусскому гаруспику возвращается и "наше" средневековое ми­ровоззрение, та страшная вера в колдовство, та ведьмомания, жертвой которой пали миллионы жителей Запада, и которая отнюдь не умерла с "Молотом ведьм", а продолжает весело жить и в современной цер­ковной литературе, готовая в любой день вернуться на простор: тот призрак, который нередко уродует нордическо-готические соборы и выходит далеко за рамки естественного гротеска. И в Данте возрож­дается грандиозно оформленная этрусская античность: его ад с пере­возчиком, адским болотом Стикса, пеласгическими кровожадными Эринниями и Фуриями, критским Минотавром, демонами в отврати­тельном обличье птиц, которые мучили самоубийц, амфибиеподобным существом Герионом. Там проклятые бегут по раскаленной пустыне под дождем огненных хлопьев; там преступники превращаются в кус­тарник, на который слетаются Гарпии, и каждая сломанная ветка вы­зывает у них кровотечение и вечные причитания, черные суки пре­следуют проклятых и разрывают их, причиняя им невыносимую муку; рогатые черти стегают обманщиков, а шлюх топят в вонючих нечи­стотах. Заключенные в тесные ущелья, томятся симонистские папы, их выворачиваемые ноги больно лижет пламя, и Данте громко жалуется на растленное папство, вавилонскую блудницу.

     
О том, что все эти представления о преисподней этрусского происхождения, свидетельствуют, прежде всего, рисунки на гробницах Тусков. Как и в средние века в "крещеном" мире, представление о вечности здесь видно по повешенным за руки людям, пытаемым горя­щими факелами и другими орудиями пыток. Убивающих в порядке мести фурий этруски представляют "сплошь безобразными со зверины­ми и негроидными лицами, острыми ушами, вздыбленными волосами, клыкообразными зубами и т.д.". Такая Фурия мучает птичьим клювом при помощи своих ядовитых змей Тесея (древнейшая месть легендар­ным покорителям древних демонов Афин?), как это видно на настен­ном изображении Tomba dell' Orco zu Corneto. Наряду с этими Фури­ями действуют омерзительные мужские и женские фигуры демонов смерти со змееподобными ногами, которых зовут Тифон и Ехидна, одноглазые, со змееподобными волосами. И в остальном этруски со­храняют садистскую любовь ко всем изображениям муки, убийства, принесения жертвы; убийство человека само по себе является особо любимым колдовством.

      Неодаренный музыкально, в основном почти полностью лишен­ный поэзии, неспособный создать свою собственную архитектуру, без всякой склонности к истинной философии, этот малоазиатский народ мы видим предающимся с величайшим упорством демонстрации внут­ренностей птиц, сложных чар и жертвоприношений; технически, часто по-деловому, почти полностью уйдя в торговлю, инстинктивно и упор­но он отравлял римскую кровь, переносил свои вызывающие ужас представления о муках в потустороннем мире. Ужасные демоны в образе звероподобных людей стали и средством воздействия у пап­ства, и царят над миром представлений нашего "Средневековья", отрав­ленном римской Церковью, о чем с ужасом свидетельствует одна толь­ко живопись – даже на изенгеймском алтаре, не говоря уже о путешес­твиях в ад других представителей изобразительного искусства. Только когда придет понимание всей этой чуждой сущности, понимание ее истоков, которое вызовет стремление к сопротивлению, к устранению всей этой страшной чертовщины, только тогда можно считать, что мы победили "Средневековье". Именно это подрывает изнутри рим­скую Церковь, которая навек связала себя с этрусскими представле­ниями ада.

     
Вся эта страшная мистагогия (Mystagogie) Дантового ада означает таким образом потрясающее изображение древнеэтрусско-малоазиатского сатанизма


Как  видим, весьма  занятными  "славянами"  и  "арийцами"  были  эти  этруски. Но  ничего, просвещать  неразвитые  умы - это  очень  важная  вещь, чтобы  можно  было  её  игнорировать.

А  для  всё  ещё  непонятливых  прошу  полюбоваться  на  рожи  этих  "славян-арийцев", так  сказать, "без  ретуши":





Как  видим, жирные  этруски (так  их  называли  Нордические  римляне) предаются  типично  восточной  роскоши  и  восточным  же  развлечениям.

После  этого  некоторым  господам  должно  быть  стыдно  записывать  в  "арийцы"  подобных  семитообразных  унтерменшей.

На  очереди - заметка  о  пеласгах.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments