rusnazi8814 (rusnazi8814) wrote,
rusnazi8814
rusnazi8814

Category:

Ариофобские юбилеи России

На  фоне  второго  пришествия  плешивого  чекиста  Путина  как-то  подзабылось, что  2012  год  христианской  лжи  весьма  богат  культовыми, ариофобскими  юбилеями.

В  этом  году  рашкованы  отметят  70-летие  Сталинградской  битвы, 200-летие Отечественной  войны  1812  года  и  400-летие  т.н. «подвигов»  Минина  и  Пожарского.

Будет  выпито  много  водки, потрачены  огромные  бюджетные  деньги, а  толпы  школьников  и  студентов  будут  поочередно  водить  на  молебны  и  мемориалы  т.н. «ВОВ». Дальнейшие  строки  предназначены  тем  немногим, которые  издавна  «трепет  Познания  предпочитают  трепету  Невежества», выражаясь  словами  ученого  Дугласа  Адамса, памяти  которого  Ричард  Докинз  посвятил  свою  книгу  «Бог  как  иллюзия».

Автор  статьи  всецело  разделяет  афоризм  одного  из  «отцов-основателей» США  Бенджамина  Франклина: «Маяки  полезнее  церквей!» Поэтому, если  вы – завсегдатай  Русских  маршей  и  собиратель  патриотической  макулатуры  Максима  Калашникова, немедленно (!) окропите  свой  компьютер  «святой»  водой  и  бегите  в  церковь! Если  компьютер  выйдет  из  строя, не  переживайте – он  прошел  православный  фэйс-контроль! Зреть  Интернет  в  Великий  пост – великий  грехЪ  и  адский  соблазнЪ!



Начать  разбор  полетов  придётся  со  Сталинградской  битвы. Послушаем, что  обещал  своим  рабам  Сталин  в  своей  речи  от  7  ноября  1941  года: «У  нас  есть  теперь  союзники, держащие  вместе  с  нами  единый  фронт  против  немецких  захватчиков… У  нас  нет  серьёзной  нехватки  ни  в  продовольствии, ни  в  вооружении, ни  в  обмундировании…Наши  людские  резервы  неисчерпаемы. Дух  великого  Ленина  и  его  победоносное  знамя  вдохновляют  нас  теперь  на  Отечественную  войну  так  же, как  23  года  назад…В  Германии  теперь  царят  голод  и  обнищание, за  4  месяца  войны  Германия  потеряла  4  с  половиной  миллиона  солдат…Ещё  несколько  месяцев, ещё  полгода, может  быть  годик, – и  гитлеровская  Германия  должна  лопнуть  под  тяжестью  своих  преступлений» (Сталин И.В. «О Великой Отечественной войне Советского Союза». СПб., 2010. С. 33–34). Т.е., если  кто  не  понял, именно  к  7  ноября  1942  года  кремлёвский  хан  И.В. Сталин  назначил  дату  большевицкой  победы  над  III  Рейхом. Прошли  заявленные  Сталиным  сроки, а  НИКАКОЙ  глобальной  «победы»  Красная  армия  не  одержала! И  пришлось  тогда  председателю  Совнаркома  Сталину  восхвалять  англо-американские  успехи  в  северной  Африке, отвечая  на  вопросы  московского  корреспондента  американского  агентства  Ассошиэйтед  Пресс  г-на  Кэссиди (Сталин И.В. «О Великой Отечественной войне Советского Союза». С. 73–74).

Славянофилам, обожающим  байки  о  победах  их  лаптеносных  дедов  над  «злыми тевтонами», напомним, что  в  боях  за  Сталинград  особенно  отличился  369-ый  Хорватский  полк  под  командованием  полковника  Виктора  Павичича, вскоре  ставший  ядром  369-ой  пехотной  дивизии  «Дьявол» (Милич А. Хорватские добровольцы  в  германском  Вермахте  во  Второй  мировой  войне // Крестовый  поход на  Россию. Сборник  статей. М., 2005. С. 383–392). Понятно, что  узнав  об  этих  фактах,   славянофилы  ещё  сильнее  возлюбят  православных  балканских  цыган, более  известных  под  именем  «сербы». Подобную  сербофилию  когда-то  эффективно  лечили  Усташи  в  знаменитом  санатории  Ясеновац. Надеюсь, про  Сталинград  всё  понятно?

Если  так, то  перейдём  к  200-летнему  юбилею  Отечественной  войны  с  Наполеоном. Предупреждаю  сразу: если  вы  не  бухали  на  задних  партах  на  уроках  литературы  в  старших  классах, то  легко  можете  вспомнить, что  в  школьную  программу  входила  скучнейшая  опупея  графа  Льва  Толстого  «Война  и  мир», ставшая  источником  пошлых  анекдотов  про  Наташу  Ростову. Так  вот  начинается  «Война  и  мир»  с  великосветской  беседы  в  июле  1805  года  на  тему  «как  Антихрист  Бонапарт  терзает  Европу». Ох, эти  христианские  болтуны; кого  только  не  зачисляли  они  на  роль  Антихриста! Сколько  чернил  и  крови  было  пролито  христианами  на  эту  тему! Видимо, «борьба  с  Антихристом» - это  самый  наихристианнейший  вид  спорта. Впрочем, поэт  Шарль  Бодлер  и  археолог  Отто  Ран  считали  такой  «вид  спорта»  откровенной  чепухой, а  современный  писатель  Мариано  Хосе  Васкес  Алонсо  называет  Бонапарта  «корсиканским  орлом  и  представителем  Солнечной  Династии» (См. его  книгу «Солнечная  династия  от  Эхнатона  до  Гитлера. Тайная  история  человечества»). Унылые  персонажи  графа  Льва  Толстого  напрасно  боролись  с  «Антихристом» - Бонапартом, ведь  именно  их  Христос  принёс  Европе  долгие  века  кровавых, религиозных  войн. А  что  принёс  Бонапарт? Он  создал  несравненный  музей  Лувра, даровал  Франции  Гражданский  кодекс, умиротворил  страну, взвихренную  Революцией  и  кровоточащую  Вандеей  с  её  клерикальными  шуанами.  Самым  подлым  врагом  Наполеона  был  лицемерный  и  плешивый  русский  царь, отцеубийца  Александр I, захвативший  Финляндию  и  Грузию. Классик  шведской  литературы, поэт  Эсайас  Тегнер (1782-1846)  не  случайно  написал: «Александр I – главная  опора  мракобесия, явление  самого  подлого  характера, какой  мне  только  приходилось  встречать  в  истории». О  царской  России  Тегнер  писал  как  о  стране, где  «ещё  нет  граждан, а  лишь  господа  и  рабы, которых  можно  покупать  подобно  любому  скоту». И  вот  эта  страна  рабов, прообраз  щедринского  города  Глупова  и  толкиеновского  Мордора, раз  за  разом  собирала  всех  реакционеров  Европы  для  агрессии  против  передовой  наполеоновской  Франции. Веком  ранее  именно  агрессия  Московии  спровоцировала  20-летнюю  Северную  войну  против  Швеции  Карла  XII, толкнувшую  Гетмана  Мазепу  на  союз  с  Цивилизацией  против  варварства  Москвы. Про  агрессивные  планы  Петра I  откровенно  писал  в  XIX  веке  русский  историк  Сергей  Соловьев  в  4-ой  главе  14  тома  «Истории  России  с  древнейших  времён».  Далёкий  наследник  Петра, плешивый  отцеубийца  Александр I, втравивший  Россию  в  затяжное  безумие  Кавказской  войны, в  1812  году  готовился  напасть  на  Бонапарта, которому  клялся  в  вечной  дружбе  в  Тильзите  в  июне  1807  года  и  в  Эрфурте  осенью  1808 года. Великодушный  триумфатор  Наполеон  в  октябре  1806  года  салютовал  в  Берлине  памятнику  своего  кумира  Фридриха  Великого, а  двумя  годами  позднее, в  Эрфурте  благоговейно  беседовал  с  Гёте, наградив  его  орденом  Почётного  легиона. Зато  русский  царь  в  Эрфурте  хотел  изменить  своей  жене  с  мадемуазель  Бургойн  и  лишь  боязнь  огласки  и  добрый  совет  Наполеона  охладили  пыл  венценосного  русского  лицемера, превратившегося  к  старости  в  религиозного  фанатика. Ибо  лишь  фанатик  мог  восхищенно  выслушивать  «богобоязненные»  наставления  схимонаха  Алексия, спавшего  в  своей  монашеской  келье  в  чёрном  гробу  под  черным  покрывалом (Хитров  М.  «Святый  благоверный  великий  князь  Александр  Ярославич  Невский». М., 1893. С. 205).  В  начале  1812  года  Наполеону  стало  известно  о  намерениях  русского  царя  развязать  очередную  войну  против  Франции, взяв  реванш  за  поражения  при  Аустерлице  и  Фридланде.  Для  родноверов  и  прочих  славянофилов  снова  напомним  неудобный  факт  об  участии  в  рядах  наполеоновской  армии  польских  легионеров  под  командованием  Понятовского  и  Домбровского, сражавшихся  против  русского  крепостника  Суворова  ещё  в  Италии. Говоря  же  о  самой  Бородинской  битве  нужно  отметить, что  она  привела  лишь  к  оставлению  Москвы, сожжённой  своим  же  градоначальником  Ф. Растопчиным. Поляки  в  1813  году  холодно  встретили  крепостную  армию  русского  царя, помня  о  жестокостях  А.В. Суворова  в  1794  году  при  подавлении  восстания  Т. Костюшко. Зато  массовый  восторг  испытали  местные  евреи, оравшие  гимны  русскому  царю (Кац  А.С. «Евреи. Христианство. Россия. От  пророков  до  генсеков». М., 2007. С. 164). Вскоре  после  победы  над  Наполеоном  было  принято  решение  ознаменовать  её  постройкой  храма  Христа  Спасителя  в  Москве.  Зная  о  том, сколько  крови  было  пролито  в  мире  во  имя  торжества  антиарийского  иисусизма, уместнее  называть  помпезное  здание  в  Москве  храмом  Христа  Мучителя. А  если  Христос  «спас»  Россию  от  Бонапарта, то, видимо, именно  он  одобрил  дальнейшее  внедрение  военных  поселений, в  которых  даже  А.С. Кац  видит  прообраз  трудовых  армий  Троцкого (Кац  А.С. «Евреи. Христианство. Россия. От  пророков  до  генсеков». С.  161).

Напоследок  подвергнем  критическому  анализу  т.н.  «подвиги»  Кузьмы  Минина  и  Дмитрия  Пожарского. Тем  более, что  антизападническая  сталинская  пропаганда  военных  лет  постоянно  эксплуатировала  в  рабском  совковом  «сознании»  имена  Александра  Невского, Дмитрия  Донского,  Минина,  Пожарского,  Нахимова,  Суворова  и  Кутузова. «Не  спиртом  единым  жив  совок»,  как  мы  понимаем. В  2004  году  имена  Минина  и  Пожарского  умело  пристегнули  к  проведению  Русских  маршей  в  «День  народного  единства». Единства  грабителей  с  ограбленнымиНовое  поколение  русских  Сусаниных  вновь  радостно  заблудилось  в  трёх  соснах. Новые  Матросовы  вновь  хотят  упасть  на  старые  амбразуры. Ипотечные  рабы!

Впрочем, сам  термин  «Смутное  время»  придуман  клерикальными  любителями  кладбищенской  «стабильности». Неужели  времена  опричного  террора  самодура  в  восьмом  поколении, царя  Ивана  IV  Грозного  русские  предпочитают  знаменитому  «ветру  перемен»? Открываем  сборник  русских  пословиц, изданный  В.И. Далем, читаем  в  нём: «Лучше  грозный  царь, чем  семибоярщина», «Без  царя  - земля  вдова».   

Посол  императора  Священной  Римской  Империи  германской  нации, барон  Сигизмунд  Герберштейн  ещё  в  начале  XVI  века  справедливо  охарактеризовал  московитов: «Этот  народ  находит  больше  удовольствия  в  рабстве, чем  в  свободе».

Не  случайно, что  в  России  никогда  не  появлялись  титаны  Возрождения, а  самодур  Иван  Грозный  был  современником  гениального  Уильяма  Шекспира. Запоздалый  аналог  Гутенберга, первопечатник  Иван  Федоров  умер  в  Львове, будучи  изгнанным  из  Московии. Отсюда – боязнь  новизны, как  «дьявольской  прелести», похвалы  «стабильности», во  имя  которой  венценосный  самодур  развязал  Ливонскую  войну,  а позднее  вырезал  Тверь  и  Великий  Новгород, к  ужасу  историка  Дм. Иловайского, считавшего  террор  Ивана  Грозного  своеобразной  прелюдией  к  Смутному  времени. Впрочем, т.н. «Смута» - это  время  упущенных  возможностей  для  альтернативного  развития. Первую  такую  возможность  открыло  правление  Лжедмитрия  I,  свергшего  тиранию  бывшего  опричника  Годунова. Хотя  заметим, что  бывших  опричников, как  и  бывших  чекистов, не  бывает: это – пожизненный  диагноз  для  руководителя. Лжедмитрий  I  презирал  поповскую  атмосферу  полудикой  Московии, мечтал  о  создании  Университета  и  свободе  вероисповеданий. Ясное  дело – антихрист, решили  москвичи  и  жестоко  убили  своего  правителя, сожгли  его  тело  и  развеяли  прах.     Но  Лжедмитрий  вернулся  в  своих  новых  воплощениях, словно  смеясь  над  поповскими  анафемами. Вторую  возможность  для  альтернативного  развития  нёс  бывший  холоп  князей  Телятевских – Иван  Болотников, побывавший  в  Италии. Динамизм  его  восстания  был  дерзким  вызовом  тирании  старого  лицемера, царя  Василия  Шуйского, затопившего  город  Тулу, долго  оборонявшуюся  болотниковцами.  Сдавшемуся  атаману  Болотникову  обеспечили  «милостивую»  ссылку  в  Каргополь, где  утопили, а  его  сподвижников  сослали  в  Сибирь. Царь  Василий  Шуйский  на  троне  долго  не  усидел: в  июле  1610  года  его  свергли  с  престола  и  насильно  постригли  в  монахи. Власть  перешла  к  семибоярщине, которая  совместно  с  Гетманом  Жолкевский  приблизилась  к  реализации  третьей  возможности  альтернативного  развития  вечно  отсталой  страны. В  то  время  как  новгородцы, вспомнив  времена  нордического  Рюрика, попросились  в  шведское  подданство, менее  сообразительные  московиты  обратились  с  аналогичной  просьбой  к  польскому  королю, прося  на  вакантный  престол  юного  принца  Владислава. Против  был  лишь  омаразмевший  старикашка, православный  патриарх  Гермоген, считавший, что  Владиславу  нужно  немедленно (!) принять  православие. Зная  непостоянство  и  жестокость  невежественных  московитов, гетман  Жолкевский  настоял  на  введении  в  Москву  польского  гарнизона  в  конце  сентября  1610  года. Уехав  вскоре  в  Польшу, Жолкевский  увёз  с  собою  трофей  ввиде  бывшего  царя  Василия  Шуйского, оставив  Москву  на  попечение  пана  Гонсевского. Православие  головного  мозга  у  патриарха  Гермогена  к  тому  времени  обострилось; он  начал  рассылать  по  городам  гневные письма, призывающие  к  тотальному  изгнанию  поляков. После  этого  у  него  отобрали  письменные  принадлежности  и  посадили  под  домашний  арест. А  что  было  делать  с  маразматичным  старикашкой, уверявшим  в  своих  письмах, что  «грешно»  даже  стричься  на  польско-украинский  манер, а  бритье  бороды  чревато  попаданием  в  Ад?

Первую  попытку  москвичей  и  князя  Пожарского  изгнать  западных  «еретиков»  из  города  поляки  успешно  подавили  в  середине  марта  1611  года, когда  контуженный  на  Сретенке  Пожарский  едва  унёс  ноги  в  Троице-Сергиеву  лавру. Его  сообщника  Прокопия  Ляпунова, этого  несостоявшегося  Минина, немного  позднее  зарубили  казаки  атамана  Заруцкого, презиравшего  тунеядное  русское  духовенство. Его  представители  отвечали  атаману  ненавистью  в  стиле  своего  духовного  пастыря, патриарха  Гермогена. На  ниве  антизападнической  пропаганды  прославились  эпигоны  Гермогена – архимандрит  Дионисий  и  келарь  Троицкой  лавры  Авраамий  Палицын. Именно  их  антипольская  писанина  вдохновила  нижегородского  купца  Минина  на  создание  известного  тандема  с  контуженным  князем  Пожарским. В  середине  февраля  1612  года  в  Москве  наконец-то  помер  патриарх  Гермоген, которому  уже  давно  на  кладбище  ставили  прогулы. Православные  москали  увидели  в  этой  смерти  польский  католический  «заговор, ритуально  заморивший  патриарха  голодом». Жителям  Великого  Новгорода  было  на  это  наплевать, они  цивилизованно  жили  под  шведским  протекторатом. Но  Минин  и  Пожарский  продолжали  свой  антизападнический  поход, результатом  которого  стала  капитуляция  польского  гарнизона  в  Кремле, просто  обессилевшего  от  голода  к  началу  ноября  1612  года.  Дальнейшие  махинации  с  выборами  Романовых  на  престол  общеизвестны;  помня  о  них,  нужно  лишь  удивляться  перманентной  русской  тупости, требующей  «честных»  выборов  в  бесчестной  стране. В  той  стране, где  постоянно  садисты  правят  мазохистами.  Где  пресловутая  «экономика»  носит  неизменно  сырьевой  характер: закончилась  пушнина, продаём  пеньку! Затем  продаём  пшеницу, по  принципу: «не  доедим, но вывезем!» Сгноили  крестьян  в  ГУЛАГе, не  беда!  Зато  вместо  пшеницы  продаём  нефть  и  газ. Дедуем  на  9-ое  мая, рвём  тельняшку  на  груди  в  день  ВДВ. Россия  борется  с  «сепаратизмом  Чечни», поощряя  его  в  Украине  и  в  Грузии.

Россия  «встаёт  с  колен», чтобы  присесть  на  корточки  в  китайском  концлагере  ШОС. Главное, чтобы  водка  была  всегда, а  на  Свободу  москалям – плевать!  Аминь.



                                                                                                                                          Скальд

 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments