rusnazi8814 (rusnazi8814) wrote,
rusnazi8814
rusnazi8814

Category:

Физическая антропология и генетика – два биологических подхода

Авторы статьи проводят параллели между генетическими и предшествующими им исследованиями физической антропологии. Наиболее широко используемый физическими антропологами метод – это краниометрия, измерение параметров черепов. Еще в первой половине XIX века возникло представление о брахиоцефалических (широких) и долихоцефалических (длинных) черепах, обладатели которых должны отличаться по происхождению. С 1970-х годов исследования физических антропологов стали подкрепляться многомерным анализом и анализом главных компонент, которые подтвердили корреляцию между краниометрией и генетикой.

Авторы обзора отмечают, что исследования древней ДНК, развивающиеся в последние 20 лет, адресованы к тем же проблемам, которые поколение назад пытались решить физические антропологи, поэтому полезно сравнить результаты двух подходов. Они приводят данные из обобщающей работы Roland Menk (1980), в которой он пытается ответить на вопрос, существовала ли обширная миграция из причерноморско-каспийских степей в Центральную Европу 3000 лет до н.э. По данным 26 измерений на выборке 1842 черепов он построил график анализа главных компонент. На этом графике различные изученные популяции (точнее, черепа носителей различных археологических культур) сгруппировались в четыре основных кластера. Эти краниометрические результаты авторы обзора сопоставляют с современными данными о генетике тех же самых древних популяций. Оказалось, что результаты старых краниометрических и новых палеогенетических исследований перекрываются, хотя и не полностью совпадают.


Так, выделенный по краниологии «Палеоевропеоидный» (Palaeo-Europid) кластер включил образцы из двух культур, которые и сегодня по генетическим данным считают представителями древнейшего населения Европы (EHG, т.е. восточноевропейские охотники-собиратели, и WHG, т.е. западноевропейские охотники-собиратели).

Menk также выделяет по краниологии Курганный кластер (Kurgan Core), в который входят ямная и родственные ей степные культуры, которые генетики и теперь выделяют в отдельный генетический кластер и считают смешением компонентов EHG и кавказских охотников-собирателей (CHG).

Эта группа находится внутри большего краниологического кластера, который назван «Курганным влиянием» (Kurgan influence). Некоторые входящие в него культуры, такие как афанасьевская, и сейчас по генетическим данным считаются идентичными ямной культуре. Таким образом, как краниометрические, так и генетические данные указывают на обширную зону влияния степных популяций, их миграцию на расстояние 1500 км.

Третий краниологический кластер, названный «Старая Европа» (Old Europe), включает большое число культур. Генетически часть из этих культур описывается как AF — анатолийские земледельцы (культура линейно-ленточной керамики, гумельница, культура воронковидных кубков, трипольская). До сих пор мы видим хорошее соответствие краниологических и генетических данных. Но вторая часть культур, которые были включены к краниологический кластер Old Europe, генетически описываются не как AF, а как несущие в основном степной компонент (EHG + CHG) с примесью AF и WHG. Именно в этом причина противоположных выводов, сделанных по краниологии (отсутствие степного влияния, в генетических терминах это было бы как преобладание компонента AF) и по генетике (мощное степное влияние, преобладание компонента EHG+CHG с небольшой долей AF). Хотя если присмотреться к самому краниологическому графику, то именно эти «спорные» культуры, отмеченные зеленым цветом, находятся посредине между синим “Kurgan Influence” и желтым «Old Europe». Следовательно, причина противоречия лежим не в самом графике, а лишь в его интерпретации – следует ли эти «зеленые» культуры относить к кластеру Old Europe (как сделал Menk) или считать их мостом между степными и неолитическими европейскими культурами. Четвертый кластер на краниометрическом графике составляет культура колоковидных кубков, — по данным генетики образцы этой культуры группируются с культурой шнуровой керамики, включая степной компонент в сочетании с AF и WHG.

Соотношение краниометрических и генетических результатов показано на рисунке. Краниометрические кластеры представлены контурами, а разными цветами обозначены генетические компоненты, которые были выявлены в ходе исследований ДНК древних популяций.

Поскольку как антропологические, так и генетические данные характеризуют биологическую изменчивость популяций человека, соответствие между ними, скорее, должно быть правилом, чем исключением, подчеркивают авторы статьи. Они приводят другой пример такого соответствия, полученного по другим фенотипическим признакам – используемых физической антропологией для описания уже не древних, а современных популяций. Рисунок 2A представляет данные по 22 чертам внешности, включая рост, цвет волос и глаз, форму лица, полученные на 648 популяциях Восточной Европы и Кавказа в исследовании Василия Евгеньевича Дерябина. Рисунок 2B представляет график анализа главных компонент по генетическим (широкогеномным) данным на популяциях того же самого региона.

Данные физической антропологии и генетики выявляют одни и те же закономерности: четкие различия между восточноевропейскими и географически близкими к ним кавказскими популяциями; постепенный переход между восточноевропейскими и географически близкими к ним волго-уральскими популяциями; сходство западных и восточных славян с балтоязычными популяциями, а южных славян — с балканскими популяциями. Между антропологическим и генетическим графиком гораздо сложнее найти различия, чем сходства. К числу различий относится, например, положение белорусов: на генетическом графике они входят в кластер с поляками/литовцами, в то время как на антропологическом графике белорусы, как и русские, расположены между польско-литовским и волго-уральским кластерами.

Из таких исследований, резюмируют авторы, становится ясно, что современные методы получения и анализа краниометрических данных выявляют значительный генетический сигнал в изменчивости антропологических признаков. Ясно и то, что анализ древней ДНК представляет собой значительно более чувствительный инструмент для оценки миграций и смешения в популяциях. Хотя генетики, по крайней мере в Западной Европе, склонны игнорировать краниометрические доказательства, они и сегодня представляют большой интерес. Нужно принять во внимание, что размер выборки по краниометрическим данным в той или иной популяции всегда больше, чем размер выборки по палеоДНК, просто потому, что не во всех черепах содержится ДНК, пригодная для анализа. Авторы также считают, что было бы очень полезно, если бы генетики могли выявить гены, контролирующие изменчивость краниометрических параметров.

Источник:
http://генофонд.рф/?page_id=32560&cpage=1#comment..
https://vk.com/rasantro?w=wall-47041459_402529
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments