rusnazi8814 (rusnazi8814) wrote,
rusnazi8814
rusnazi8814

Categories:

Какой была оккупация Одессы?


Статья дает исчерпывающий ответ по теме жизни в оккупированной Одессе. Написана она не мной, но я берусь распространить её из сайта коллег:
http://holocaustrevisionism.blogspot.com
Мною только лишь добавлены некоторые иллюстрации и заметки по тексту.

Одесситы встречали советских освободителей со смешанными чувствами. С одной стороны, людей одолевала искренняя и рвущаяся наружу радость от того, что пришли свои. С другой - горожанам было страшно. На дворе стоял 1944 г., однако что такое НКВД, люди отлично помнили. Стать "врагом народа" мог каждый. И действительно, вслед за победоносными советскими войсками, освободившими Одессу от фашистов, шли "смершевцы", у которых было свое освобождение. Уже через несколько дней тысячи одесситов получили повестки, согласно которым они должны были наведаться в "соответствующие органы". Вот что об этих днях говорится в книге пережившего оккупацию Анатолия Маляра "Записки одессита":

"Голодные одесситы радовались, им не приходило в голову, что они почти все радуются рано. Они, выжившие при румынах, потом при немцах оказались под особым подозрением советских чекистов. Все это проявилось через несколько дней, а в первые дни после освобождения одесситы были более чем счастливы. Уже на второй день начали работать военкоматы, все отделения МГБ и партийные органы. Сразу же начались аресты, и жить одесситам стало не менее страшно, чем при немцах. Откуда-то появились "черные вороны", которых стали бояться пацанята… У чекистов действительно было много работы: нужно было опросить всех дворников о поведении жильцов при оккупантах, кто и где работал. Этих данных было достаточно, чтобы многие одесситы переселились в "места не столь отдаленные"… Появилось столько беспризорных, что они заселили все развалины. Никого не интересовала судьба детей арестованных, их, грязных и оборванных, иногда отправляли в детдома, но меньше их не становилось… для одесситов, "побывавших на территории, занятой врагом", настали времена, похожие на те, которые были у евреев при румынах, только в рассрочку…".

Почему же боялись горожане советских властей, освободивших Одессу от фашистов, и почему у коммунистов вызывало ярость только одно упоминание о жизни города при румынах? Возможно ответ на эти и многие другие вопросы найдется, если мы попробуем вернуться к событиям оккупационного периода. Возьмем, к примеру, апрель 1942 г. и попробуем разобраться в событиях, происходивших за два года до освобождения Одессы от оккупантов.



Первые месяцы в Одессе при румынах


Антонеску долго подбирал кандидатуру на пост мэра Одессы. Необходимо было найти румына, который свободно говорил бы по-русски плюс отлично знал бы город и имел опыт административного управления. Таким человеком стал Герман Пынтя – бывший поручик царской армии, участник Первой мировой войны, офицер Русской императорской армии. В 1917—1918 годах входил в Сфатул Цэрий, занимал должность военного министра МНР. Неоднократно занимал должность губернатора Кишинёва: в 1923, потом в 1927—1928, и 1932 годах

Губернатором был назначен профессор Алексяну.

Ситуация была сложная: накануне зимы 300-тысячный город остается без воды, электричества, транспорта, продуктов, телефонной связи. Из больниц вывезено всё оборудование. Перед Пынтей и 16 чиновниками, которых он привез, стояла непростая задача – в кратчайший срок наладить жизнь в городе. Поразительно, но это им удалось. К июлю-августу 1942 года уровень жизни в Одессе по многим пунктам (а может, и по всем) превысил довоенный. Как это было сделано

Сыграло свою роль грамотное управление. Румыны тут же переписали всех, кто умеет что-то делать руками - инженеров, врачей, техников и привлекли их (за деньги) для налаживания систем функционирования города. Затем они включили зеленый свет для частного предпринимательства. Частные магазины, рестораны, кафе, парикмахерские, ремонтные фирмы стали открываться сотнями. С момента коммунистического переворота прошло 24 года, со времени нэпа - 12-13 лет. Сохранилось много людей, знавших, что такое частный бизнес. Кроме этого, румыны провели реституцию: если кто документально подтверждал, что ему до революции принадлежал производственный цех или магазин – они возвращали. Совершенно ясно одно, если бы коммунистическую власть удалось свалить бы в это время, уровень жизни бы очень быстро поднялся. «Тех» людей было еще очень много.

Почему они всё это делали? Считается, что они хотели интегрировать Транснистрию в Румынию, а граждан рассматривали как своих поданных. Алексяну даже хотел провести референдум о воссоединении Транснистрии и Румынии. Но, возможно, у немцев были свои планы, во всяком случае, у нас в качестве валюты ходила марка, а не лей. Между Транснистрией и рейхскоммисариатом «Украина» была установлена полноценная граница, это потом сыграет свою положительную роль: после отличного урожая 1942 года регион будет просто завален продуктами.

А в городе в это время была уже полностью налажена жизнь, открылись сотни ресторанов и кафе, буфетов и забегаловок. Некоторые из заведений открывали работавшие на сигуранцу чекисты, тратя оставленные на «подпольную работу» деньги. Именно поэтому, несмотря на «грандиозную историю партизанского движения Одессы», только двум людям стоят даже не памятники, а так, памятные плиты: Молодцову и его связнику Гордиенко. И всё.

Так и с румынами. Поэтому статьям я доверяю в том смысле, насколько их содержание не противоречит тому, что я слышал от многих-многих людей, в первую очередь от родственников. Да и половина нашего старого двора жила при румынах. Интересно, что все высказывания сводились к двум тезисам: а) при румынах все было, б) при румынах все работало. А помните фразу, сказанную вором в законе Гоцману в фильме «Ликвидация»: «при румынах было лучше»? Так вот, эта фраза вообще-то крылатая.

3 ноября, после того, как удалось наладить несколько электростанций, начали работать первые трамвайные маршруты. 4 ноября возобновили работу 6 больниц. 7 ноября обязали прийти и зарегистрироваться всех коммунистов. Они должны были подписать бумажку, что заблуждались в своих убеждениях, и в отношении них никаких санкций не применялось. Интересно, попали эти списки в лапы НКВД?

15 ноября пущен первый мощный электрогенератор. 16 ноября одесское отделение германо-румынских железных дорог возобновило пассажирские перевозки по Транснистрии. 9 ноября всем улицам возвращаются названия, которые были при царе. Пять улиц называют в честь румынских деятелей, а также Гитлера (бывшая Карла Маркса) и Муссолини.

25 ноября для всех трудоспособных граждан от 16 до 60 лет вводится обязательная трудовая повинность. Назначается денежная оплата плюс выдача продовольственных карточек. 26 ноября из библиотек изымается вся коммунистическая литература и книги т.н. «советских писателей». 27 ноября открываются 50 школ, при них организуются буфеты и бесплатные завтраки. Раз в неделю - румынский язык и закон божий.

К 28 ноября открыты все православные храмы, закрытые коммунистами, те, что не успели взорвать. Именно румыны составили план восстановления кафедрального собора, взорванного в 1936 году и восстановленного только в 2002-м. Существует множество литературы и современных исследований на тему румынской «духовной миссии» и жизни православной церкви в оккупации.

29 ноября начинает работу трансляционная сеть. Вместе с передачами на русском языке идут передачи из Германии, Италии и Румынии. В начале декабря привозят два мощных генератора из Румынии. Это позволяет подать электричество в квартиры. 3 декабря объявлен набор в полицию. Конкурс – огромный.

7 декабря открылась обсерватория.

13 декабря возобновляет работу оперный театр. Премьера - «Евгений Онегин». Зал забит. 14 декабря увеличиваются нормы выдачи хлеба по карточкам. Работает хлебзавод и куча частных пекарен.

В 1941 году возвращена собственность 2567 одесситам, сумевшим документально доказать, что коммунисты ее конфисковали.

16 декабря открываются первые две столовые, где малоимущие слои населения могут питаться бесплатно.

Разрушены все памятники коммунистическим вождям. Издан указ, обязывающий сдать на уничтожение картины с их изображением. Запрещено публичное исполнение коммунистических песен.

К 22 декабря восстановлен водопровод. К новому году организована массовая продажа мяса по низким ценам. К 31 декабря открыто 500 магазинов. Из них 47 кондитерских, 7 книжных, 4 цветочных, а 2 – домашних животных и кормов к ним. Завершался год оперой «Фауст» и запуском целой серии предприятий, в основном пищевой промышленности.

Как обстояло дело при румынах с продуктами? Ответов на этот вопрос я слышал два. Старые люди говорили - «как при нэпе», совсем старые - «как при царе».

Чуда здесь тоже никакого не было. Воспользовавшись теплым ноябрем 1941 года, румыны успели провести сев озимых, а в 1942-м был собран грандиозный урожай, в котором Румыния как таковая не нуждалась, нуждалась в них и Молдавия. Все, что выросло, здесь и оставалось. Чтобы убрать урожай, румыны воспользовались советскими наработками: все учащиеся обязаны были отработать 21 день на сельхозработах.

После 12 лет сталинской голодухи, можно было и поесть. Вот, к примеру, фрагмент дневника старшеклассника-одессита Юрия Суходольского, вернувшегося в наш город осенью 42-го года:

«27.09.1942 г.. ...Позавчера в 5 часов утра были в Одессе. Дошли пешим порядком. Ну, конечно, встречи, лобзания... Подали заявления в индустриальный техникум... Буду бесплатно учиться. Вообще же плата 200 марок в год. Марки тут зовут рублями. Продуктов тьма - страшнейшая радость. Пребывание с отцом и товарищами. Вот только жалко смотреть на разбитые дома...

10.10.1942 г....В Одессе, что и говорить, жизнь налажена. Городской голова г-н Герман Пынтя на открытии университета сказал, что жизнь в Одессе лучше, чем в каком-либо другом городе Западной Европы. Действительно, на базаре прямо что-то удивительное: колбасы, мясо, масла, фрукты и все прочее.

Апрель 1942 г.

Шел второй месяц весны 1942 г. Одесса, став столицей образованного румынами в Северном Причерноморье губернаторства Транснистрия, уже 5 месяцев находилась во власти оккупантов. И начался он с неожиданного приезда в город румынского диктатора Иона Антонеску. Ранним утром 2 апреля к перрону восстановленного и заново отремонтированного железнодорожного вокзала станции Одесса-Главная подошёл специальный поезд, в котором маршала Румынии и главнокомандующего румынскими войсками сопровождали военный министр генерал-лейтенант Пантази, а также 16 высших офицеров Генерального штаба. "Вождь румынского народа", следуя с инспекторской проверкой состояния своих войск, ведущих бои в Крыму, решил на день заехать и в наш город.

Сейчас уже хорошо известно, что после поражения под Москвой взаимоотношения нацистской Германии с союзниками обострились, и чувства, которые они питали друг к другу, ничем не напоминали идиллические картинки, нарисованные официальной нацистской пропагандой. Дошло до того, что 1 апреля 1942 г. Гитлер приказал "во всех переговорах с союзниками быть особенно осторожными и не говорить о целях предстоящих операций…".

Однако в тот апрельский день Антонеску, с интересом разглядывая проплывающие за окном бронированного вагона улицы Дальних и Ближних Мельниц, о словах фюрера знать, конечно же, не мог. Будучи в хорошем настроении после посещения порта, Оперного театра и обильного обеда, устроенного в честь высокого гостя мэром города Г. Пынтей в фешенебельных залах ресторана "Бристоль", румынский руководитель, позируя при этом перед камерами многочисленных репортёров, с пафосом постоянно называл Одессу "жемчужиной Румынской короны". Но уже в 14.10 поезд, охраняемый батальоном спецназа, имевшего на вооружении даже танки и прикрываемого с воздуха двумя эскадрильями самолётов, увёз Иона Антонеску в Крым.


Полностью  читать  здесь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments