rusnazi8814 (rusnazi8814) wrote,
rusnazi8814
rusnazi8814

Category:

Раса как высшая ценность

Каждая пядь галактического пространства на всех энергетических уровнях пронизана борьбой, ведущейся и на уровне бесплотных идей, и на уровне элементарных физических частиц. Полигенизм в эволюционной теории есть прямое следствие политеизма в религиоведении. Один из основоположников философской антропологии Арнольд Гелен (1904–1976) удивительно емко и точно сформулировал это вселенское правило, провозгласив: «Единственная истина заключена в том, что всякая жизнь питается только жизнью».

Прекрасный немецкий философ-неокантианец Генрих Риккерт (1863–1936), разработавший концепцию различия в системах ценностей естественных и гуманитарных наук, в своей книге «О системе ценностей» писал: «Философия должна возвести в сверхисторическую ценность находимый ею в существующих культурных благах материал».

Такой сверхисторической ценностью и является раса, которая только сама для себя составляет причину, следствие и этическое мерило. Расовый взгляд на историю поэтому подразумевает субъективизм, но в то же время раса является объективной данностью в генетическом и антропологическом смысле. Это видимое противоречие легко снимается с помощью логического определения, соединяющего выводы как естественных, так и гуманитарных наук. Аксиологическое учение о ценностях непротиворечиво распространяется на область позитивной антропологии.

Генрих Риккерт справедливо отмечал, что «там, где нет ценностей, там нет и науки». Поэтому с точки зрения интеграции философии истории и естествознания мы даем такое определение: Раса — это надисторический субъект исторического процесса. Последователи Риккерта развили аксиологию — науку о ценностях — именно в ХХ веке, когда со всей остротой встала проблема этической оценки научно-технического прогресса.

Карл Ясперс писал: «Научное знание, как таковое, не представляет собой никакой действительной ценности». В том же ключе высказывался и философ Ральф Бартон Перри: «Как чистая наука, так и общая технология полезны, но безразличны к целям, которым они служат». Все это в полной мере относится ко всему комплексу естественных и гуманитарных наук, ибо их достижения оказываются бессмысленными и бесполезными, если не служат высшей объективной ценности, переживаемой и оцениваемой нами субъективно, мерилом чего и является раса.

Поэтому философ-инструменталист Джон Дьюи подчеркивал: «Проблема восстановления единства и сотрудничества между убеждениями человека о мире, в котором он живет, и его убеждениями о ценностях и целях, которые должны направлять его поведение, является наиболее глубокой проблемой современной науки».

Меж тем великий английский ученый и философ Карл Пирсон вводную главу в своем программном сочинении «Грамматика науки» (1911) назвал так: «Наука и обязанности гражданина». Если ученый считает науку интернациональной, то в процессе научного творчества он неизбежно служит интересам чужих рас, а не своей собственной.

Отечественная наука, являясь передовой во многих отношениях, тем не менее, наследственно страдает аксиологической импотенцией, прикрывая свой недуг фиговым листком непредвзятости академического естествоиспытателя. «Свободен от оценки» — этот лозунг сделался модным в современных научных кругах. Но ведь даже стервятник, пожирающий падаль, не свободен от системы ценностей. Моральная стерильность — это еще одна иллюзия.

Вновь мы убеждаемся в том, что с точки зрения теории познания раса — это надисторический субъект исторического процесса. Именно этого глубочайшего субъективного расового смысла, порожденного волей и интересом, и недостает отечественной антропологии.

Основоположник расовой гигиены Альфред Плетц (1860–1940) писал: «Всюду, где этик ищет расположенную вне личности, не трансцендентную опорную точку человеческих действий, где политик борется за основные жизненные интересы, конечным объектом, сознательно или бессознательно, всегда является органическое целое жизни, представленное расой».

Один из ведущих расовых философов ХХ века Фриц Ленц (1887–1976) также не случайно свое программное сочинение назвал «Раса, как основной оценочный принцип». В нем он отмечал: «Раса — носитель всего, и личности, и государства, и народа, из нее исходит все существенное, и она сама — суть. Она не организация, а организм… Вне нашей воли к ценностям понятие ценности теряет свое значение. Звезды нашей судьбы — внутри нас. Обоснования нашего высшего идеала — в нашей собственной сущности. Как для счастья отдельных людей, так и для всеобщего счастья постоянной основой служит здоровье расы. Выродившийся народ неизбежно несчастен, даже обладая всеми сокровищами мира. Не раса нужна нам ради счастья, а счастье ради расы».

Поэтому с позиций расовой аксиологии, то есть именно расовой системы ценностей, уже совершенно не составляет никакого труда научно квалифицированно ниспровергнуть один из самых грандиозных мифов христианской догматики и современного либерального просвещения — миф о видовом единстве человечества.

Homo sapiens — это химера, коллаж, безграмотная подделка для доверчивых любителей усредненного универсализма.

http://misanthropicdivision.com/article/722/

Лучше  не  скажешь, особенно  в  последнем  абзаце.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment